Thursday, May 26, 2022
HomeUncategorizedготов использовать другие методы путем создания

готов использовать другие методы путем создания


Считающиеся бандами Центральной Америки, мары, тем не менее, возникают в Калифорнии в очень специфическом контексте. В течение 1970-х годов последствия холодной войны ощущаются в северной части Центральной Америки: Сальвадором, Гондурасом и Гватемалой в этот период правят военные хунты, действия которых под предлогом борьбы с марксистскими фракциями FMLN (Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти), URNG (Гватемальское национальное революционное единство) и FSLN (Сандинистский фронт национального освобождения) приводят к изгнанию значительной части населения, поскольку конфликт оказывается смертоносным. Среди этих эмигрантов многие молодые сальвадорцы ошибочно надеются найти свое спасение в Соединенных Штатах.

Холодная война и сопутствующий ущерб
По прибытии в США условия жизни оказываются неблагоприятными: маргинализация, угрозы, нелегальное проживание на американской территории и ограниченные ресурсы. Часть общины решает собрать сообщество друзей (так называемые «мары»), чтобы защитить себя как от насилия со стороны других диаспор, так и в целях развития незаконной деятельности. В то время формируется несколько групп, одни из которых со временем исчезли, а другие, напротив, расцвели, и сегодня они известны как Mara Salvatrucha (или M13), состоящая в основном из сальвадорцев, и Mara Barrio 18 (изначально также сальвадорская банда, но теперь она гораздо более разнообразна по своему составу). Парадоксально, но того факта, что они имеют общее происхождение и общие своды правил, недостаточно, чтобы они объединились в долгосрочной перспективе, о чем свидетельствует братоубийственная война, которая ведется между ними на протяжении нескольких десятилетий.............................................................................................................................

Спустя несколько лет напряженность в Центральной Америке снизилась, в 1992 году в Чапультепеке (Мексика) было подписано мирное соглашение, и эмигранты, бежавшие от войны, смогли вернуться домой, принеся с собой виды преступности, распространенные в Соединенных Штатах.

С тех пор мары в значительной степени процветают на своих родных землях1,  многие города и деревни превратились в районы сплошного беззакония, где они правят безраздельно. Отличающиеся исключительной жестокостью, они несут ответственность за тысячи убийств каждый год, жертвами которых становятся как сами члены банд, так и мирные жители по самым разным причинам, например, из-за попытки сопротивления или просто потому, что необходимо, например, принести жертву.

Как и любая мафия или террористическая группа, мары не знают границ, потому что, если сначала они ограничивались северным треугольником Центральной Америки (Сальвадор, Гондурас, Никарагуа) и Соединенными Штатами, то затем они быстро распространили свое влияние на другие регионы земного шара, такие как Мексика, где они сражаются бок о бок с картелями2 или даже на Европу.

Полноценное предприятие
Хотя члены банд происходят в основном из бедных семей и не имеют образования или жизненных ориентиров, функционирование «муравьев», тем не менее, чрезвычайно структурировано. У них есть свои кодексы чести, свои правила, но также и свои термины, и язык жестов. Чтобы идентифицировать себя, некоторые наносят татуировки, явно относящие их к бандам, к которым они принадлежат. Вместе с тем, широко распространенное мнение, что каждый мареро3 обязательно покрыт ими (включая лицо), является ошибочным. Многие их не имеют вообще или скрывают, поэтому не всегда ясно, связан ли кто-нибудь с марами или нет.

Им удается контролировать очень большие территории с помощью сети ячеек относительно небольшого размера, состоящих от 40 до 200 членов, называемых «кликас» («щелчок»), которые сами имеют свои собственные, идеально разграниченные области влияния.

Стать мареро может не каждый. Для этого соискатели подвергаются испытанию и участвуют в чрезвычайно жестоком обряде посвящения4. Первые месяцы в банде в основном заключаются в выполнении самых непривлекательных задач, начиная от роли курьера и кончая наблюдателем, называемым «постом», который стоит у входа в квартал с телефоном в руке и контролирует любого, кто хочет войти, проверяет удостоверение личности, чтобы гарантировать, что данный человек не приехал из района, контролируемого соперничающими марами.

Обычно мареро становятся в возрасте всего лишь 10 лет, и мара, к которой они присоединяются, становится их единственной семьей до такой степени, что они посвящают всю свою жизнь, какой бы короткой она ни была, обеспечению выживания своей банды. Немногие мареро доживают до 30 лет, поскольку конфликты как с полицией, так и с соперниками являются повторяющимися и смертельными.

У банд также есть своя собственная экономическая модель, основанная на незаконном обороте наркотиков, торговле оружием, проституции, но, прежде всего, на вымогательстве у торговцев и предпринимателей, живущих в зоне их влияния. Чем выгоднее торговля, тем выше «гонорар», и даже поставщики не освобождаются от уплаты «налога» – они должны оплатить проезжую часть, чтобы иметь возможность осуществить поставку.

Неизлечимая болезнь?
Если годы проходят и выглядят одинаково в этом регионе, где уровень убийств один из самых высоких в мире, то это не столько из-за инертности глав государств, сколько из-за их неспособности найти решение, позволяющее решить суть проблемы.

С одной стороны, есть сторонники политики «mano dura» («сильная рука»), такие как Элиас Антонио Сака Гонсалес (2004–2009) и Санчес Серен (2014–2019), оба экс-президенты Сальвадора, или Хуан Орландо Эрнандес, президент Гондураса с 2014 года.

Этот метод обычно сводится к милитаризации общества: вмешательство полиции и вооруженных сил увеличивается, равно как и количество арестов и приговоров, которые ужесточаются. В Сальвадоре эффект от такой политики в краткосрочной перспективе (в начале 2000-х годов) оказался благоприятным, но это длилось недолго, о чем свидетельствует рост числа убийств: их количество увеличились на 70% через несколько месяцев после реализации плана «súper mano dura» («суперсильная рука»).

Кроме того, рост числа заключенных5 стал таким, что он косвенно позволил марам контролировать тюрьмы, где содержались члены банд, которым удавалось поддерживать связь с внешним миром с помощью мобильных телефонов; не забывая при этом тот факт, что такая политика воспринималась как неприемлемая с точки зрения прав человека, поскольку она способствовала внесудебным казням.

Новый президент Сальвадора Найиб Букеле, похоже, готов использовать другие методы путем создания «Плана Территориального Контроля», который, хотя бесспорно и связан с «mano dura», но позволяет более точно обратить внимание на корень проблемы: «Проблема преступных группировок, подрывающих общественную безопасность, не может рассматриваться исключительно с точки зрения борьбы с правонарушением, поскольку это социальная проблема, когда отсутствие возможностей и жизненного выбора порождает порочный круг нищеты, преступности и насилия».

Сначала он намеревается атаковать тех, кто финансирует мары, начиная с политиков и компаний, которые соглашаются отмывать деньги, полученные в результате вымогательства и другой незаконной деятельности. Еще одно отличие от своих предшественников: Найиб Букеле хочет отдать предпочтение контролю над историческими центрами в крупных городах, а не в маленьких городках, откуда, по его словам, поступает большая часть денег. Наконец, он также хочет обеспечить блокировку телефонной связи из тюрем, поскольку приказы об убийствах или вымогательстве исходят напрямую оттуда и в основном от заключенных мареро.
Очевидно, это эффективные методы, о чем свидетельствует снижение количества убийств в последние месяцы6 и тот факт, что сальвадорцы смогли прожить несколько дней вообще без единой жертвы: 31 июля, а также 22 и 25 сентября 2019 года. Редкое событие, которое произошло всего восемь раз за девятнадцать лет, но достоверность которого ставится под сомнение, поскольку с июня 2019 года убийства в результате столкновений между бандами и вооруженными силами больше не учитываются в статистике.

Таким образом, только будущее определит, удастся ли нынешнему президенту Сальвадора найти решение проблемы, которую многие жители Центральной Америки считают нерешаемой.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

На фото: президент Сальвадора Найиб Букеле; члены банды «Мара Сальватруча» во время мессы в тюрьме.

1 – Официальных цифр не существует, но по приблизительным подсчетам в Гватемале их 15 000–20 000 человек, 60 000 в Сальвадоре и 12 000 в Гондурасе.

2 – Известно, что M13 тесно сотрудничает с картелем Синалоа.

3 – Мареро – единственное число от «мара», т.е. «муравей».

4 – Например, избиения или даже обязанность убить кого-либо из гражданских лиц.

5 – С 2000 по 2007 год рост количество заключенных увеличилось на 137%.

6 – В июле 2019 года зарегистрировано 154 убийства, тогда как в июле 2018 года – 291.

RELATED ARTICLES

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here

Most Popular

Recent Comments